Ассоциация

2022, № 5 (57). Аннотации


 


А. А. Иванов
, ИПУ РАН, НИУ ВШЭ, Москва

Алгоритмы расчета точных значений индексов манипулируемости для случая трех альтернатив

Манипулирование — ситуация, когда при голосовании один или несколько участников вписывают в бюллетень неискренние предпочтения, чтобы достичь лучшего для себя исхода голосования. Было доказано, что не существует недиктаторской процедуры голосования, которая была бы неманипулируемой. Для поиска наименее манипулируемых правил голосования исследователи обычно используют два подхода. Первый — вывод формулы для конкретного индекса манипулируемости для конкретного правила. Ключевое ограничение — необходимость выводить формулу для каждого правила голосования и для каждого индекса. Второй — генерация случайных профилей для получения приближенной оценки индексов. Мы разработали алгоритм, позволяющий получить точные значения индексов манипулируемости для произвольного правила голосования для случая трех альтернатив. Приводится описание алгоритма, описание оптимизаций, оценка требуемой памяти и времени в сравнении с известными в литературе подходами, а также пример полученных результатов.

Key words: процедуры голосования, манипулирование, алгоритмы манипулируемости, коалиционное манипулирование
JEL classification: D71, D72



Д. С. Карабекян, НИУ ВШЭ, Москва

Об устойчивости результатов для правил агрегирования

При передаче информации о предпочтениях участников голосования могут произойти искажения, которые приведут к изменению итогового выбора. Например, участник мог неверно понять инструкции и ошибиться при заполнении бюллетеня. При этом его мнение могло в данной ситуации оказаться решающим. Используя компьютерное моделирование, мы изучаем, как различные правила реагируют на такого рода искажения для случая 3–5 альтернатив. Один из результатов работы состоит в том, что в отличие от степени манипулируемости правил голосования наиболее устойчивым является одно из наименее информационно требовательных правил: пороговое, причем при росте числа альтернатив данный эффект становится все более значительным. Это связано с падением вероятности повлиять на выбор для таких правил при росте числа альтернатив. Также стоит отметить положительную связь между разрешимостью (средневзвешенным числом альтернатив в выборе) и устойчивостью правил голосования. При исследовании сразу по двум параметрам пороговое правило также является одним из лучших.

Key words: правила агрегирования, правила голосования, манипулирование, устойчивость, разрешимость, пороговое правило
JEL classification: D71



Е. А. Стрельцова
, Институт статистических исследований и экономики знаний Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», Москва

Глобальные потоки технологического знания: место России

Технологическое знание, которое лежит в основе новых технологий и инноваций, является важной составляющей экономического успеха — на корпоративном и национальном уровнях. Его значимость стимулирует различных акторов все активнее включаться в глобальную гонку за талантами, которые обладают таким знанием. В статье обсуждается, насколько успешно в этой гонке выступает Россия. На основе анализа патентных документов в ней изучены интенсивность и паттерны взаимодействия российских изобретателей с зарубежными организациями, и наоборот, — процессы привлечения иностранных специалистов к созданию новых технологий в нашей стране. Сопоставление этих двух потоков — исходящего и входящего — показывает, что Россия пока все еще остается донором технологического знания, а не его реципиентом. Одной из причин является ограниченность круга российских организаций, которые способны конкурировать за технологическое знание на мировой арене. Сохраняющийся дисбаланс между входящими и исходящими потоками особенно заметен в высокотехнологичных и приоритетных для России областях, в первую очередь в сфере ИКТ.

Key words: потоки знания, открытые инновации, сотрудничество в сфере науки и технологий, утечка умов, технологическое знание, патентный анализ
JEL classification: O31, O33, O34, J61


 

М. А. Карцева, Институт социального анализа и прогнозирования РАНХиГС, Москва
П. О. Кузнецова, Институт социального анализа и прогнозирования РАНХиГС, Москва

Было бы здоровье, а остальное приложится? Эмпирическая оценка отдачи от здоровья в России

В статье представлены результаты эмпирического исследования отдачи от здоровья в России в 2012–2019 гг., выполненного на данных обследования РМЭЗ НИУ ВШЭ. В качестве меры отдачи рассматривается почасовая заработная плата. Здоровье оценивается с помощью данных о самооценке. В основе анализа лежит уравнение заработной платы минсеровского типа. Для учета селективности занятости используется процедура Хекмана, ненаблюдаемая гетерогенность контролируется с помощью анализа панельных данных. Влияние здоровья на почасовую заработную плату в России значимо, но не велико: высокая самооценка здоровья соответствует росту заработков на 2–5% по сравнению со средним здоровьем у мужчин и на 1–3% у женщин. Плохое здоровье значимо снижает заработную плату, но при учете селективности занятости его влияние становится незначимым. Влияние здоровья на заработную плату заметно усиливается для групп с низким уровнем образования, что, на наш взгляд, может свидетельствовать о большей значимости здоровья для неквалифицированного и физического труда. Устойчивость полученных результатов была протестирована с использованием альтернативного источника данных.

Key words: здоровье, заработная плата, образование, гендер, РМЭЗ НИУ ВШЭ
JEL classification: I1, J16, J24


 

Ю. А. Данилов, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС), Москва

Эффективность финансового сектора: существующие концепции и проблема оценки

В настоящей статье представлена классификация существующих концепций эффективности финансового сектора. Выдвинута гипотеза о том, что оценки микроэкономической и информационной эффективности финансового сектора фундаментально основаны на концепции транзакционных издержек. Предложен ряд показателей для оценки макроэкономической эффективности финансового рынка, проведена их апробация на российских данных. Мы выделили четыре направления оценки эффективности финансового сектора, различающиеся по уровню рассмотрения, признанию принципа рациональности, учету транзакционных издержек: оценки макроэффективности финансового сектора; гипотеза информационно-эффективного рынка; оценки микроэффективности финансового сектора; концепция адаптивных рынков. Сформулировано предположение о том, что концепции, исследующие эффективность финансовых систем на микроуровне, а также гипотеза эффективного рынка основаны на принципе минимизации транзакционных издержек. При наличии значительного теоретического задела по вопросу макроэкономической эффективности финансового сектора наблюдается дефицит количественных оценок, поэтому мы попытались предложить ряд таких показателей, ориентируясь на функции финансовых рынков в развивающейся экономике. В статье приведены оценки макроэкономической эффективности финансового рынка России с двух сторон процесса трансформации сбережений в инвестиции (привлечения инвестиций предприятиями и размещения сбережений домохозяйствами).

Key words: эффективность финансового сектора; аллокативная эффективность; функции финансового сектора; транзакционные издержки; защита инвесторов; операционно-эффективный рынок; информационно-эффективный рынок
JEL classification: E44, G00, G14, G51


 

Н. А. Розинская, МГУ им. М. В. Ломоносова, Москва
Т. А. Дробышевская, МГУ им. М. В. Ломоносова, Москва

Количественные оценки межпоколенческой мобильности

Статья посвящена межпоколенческой мобильности — одному из важнейших факторов, определяющих уровень фактического социального неравенства в обществе, а также готовность общества с таким уровнем мириться. В первой части работы дается обзор современной литературы, посвященной количественным оценкам межпоколенческой мобильности и межпоколенческой эластичности. Рассматриваются основные показатели и дискуссионные вопросы, связанные с точностью оценки межпоколенческой мобильности, а также методы оценки причин зависимости доходов детей от доходов родителей. Во второй части сделан обзор основных подходов, применяемых в прикладных исследованиях в данной области. Среди рассмотренных подходов — сравнение межпоколенческой мобильности по странам и ее связь с социальным неравенством, изменение межпоколенческой мобильности во времени, а также связь межпоколенческой мобильности c экономическим ростом. Особое внимание в статье уделено результатам прикладных исследований на материале России. Новизна работы заключается в том, что, давая обзор исследований в области межпоколенческой мобильности, авторы отвечают не только на вопрос, что утверждали те или иные исследователи, но и какие методы используются в современной литературе по межпоколенческой мобильности для обоснования выводов.

Key words: неравенство доходов, межпоколенческая мобильность, межпоколенческая эластичность, количественные оценки неравенства
JEL classification: Z13, Z18, O15


 

М. Б. Бакеев, Центр истории и методологии экономической науки НИУ ВШЭ, Москва

Компромисс между формализмом и реалистичностью как путь к влиянию на экономическую политику

В этой статье мы утверждаем, что экономика сталкивается с двумя конфликтующими социальными запросами. С одной стороны, существует потребность в практической теории, которую можно успешно использовать в рамках экономической политики, различных прикладных задач и т. д. С другой стороны, утвердившийся научный этос задает высокие стандарты внутренней согласованности и формализации теории, что часто ограничивает ее реалистичность и практическую применимость. Как мы предполагаем в этой статье, главным образом отталкиваясь от истории послевоенного макроэкономического мейнстрима, наиболее успешными научными школами с точки зрения влияния на политику являются те, которые пытаются ответить на оба этих запроса. Это выражается в выборе срединного, компромиссного пути: сохранение формализованного абстрактного ядра теории при внесении модификаций, повышающих их реалистичность. Проведенный нами анализ влияния четырех научных школ в макроэкономике, а именно послевоенного мейнстримного кейнсианства (так называемого неоклассического синтеза), монетаризма, новой классической макроэкономики и новой кейнсианской макроэкономики на денежно-кредитную политику США позволяет утверждать, что новое кейнсианство оказалось самой влиятельной школой, так как ей удалось максимально совместить стандарты формализма с реалистичностью.

Key words: формализм, реалистичность, денежно-кредитная политика, макроэкономика, роль экономики
JEL classification: A11, A14, B22, B23, B41, N12


А. Р. Мустафин, НИУ ВШЭ, РАНХиГС, Москва

Большие циклы, советская власть и экономисты: из истории дискуссий 1920-х годов

В статье в свете современных подходов интеллектуальной истории рассматривается дискуссия 1920-х годов о больших циклах. Детально анализируется связь между экономическими и эпистемологической концепциями Н. Д. Кондратьева, а также связь между дискуссией о больших циклах и политической конъюнктурой 1920-х годов. В частности, автор показывает, что критика со стороны Л. Д. Троцкого и советских экономистов фактически побудила Н. Д. Кондратьева обратиться к разработке собственной эпистемологической концепции. Используя ряд неизвестных и малоизвестных историографических источников, автор показывает, что советские экономисты, выступившие в середине 1920-х годов с методологической критикой концепции больших циклов, не руководствовались исключительно научными мотивами. Предвзятое отношение к концепции во многом отражает конфликт между Н. Д. Кондратьевым и сотрудниками Госплана, который обострился под влиянием внутрипартийной борьбы в ВКП(б). Пристальное внимание Л. Д. Троцкого концепция Н.Д. Кондратьева привлекла в связи с сформулированными им прогнозами. В статье публикуется ранее неизвестный прогноз, заявленный Н. Д. Кондратьевым в 1926 г., о предстоящем экономическом кризисе и динамике военных и социальных конфликтов на рубеже десятилетий.

Key words: циклы Кондратьева, внутрипартийная борьба, экономические дискуссии, троцкизм, интеллектуальная история
JEL classification: B1, B24, B3, E32


 

А. Я. Рубинштейн , ИЭ РАН, Государственный институт искусствознания, Школа-студия МХАТ, Москва
Р. С. Гринберг , ИЭ РАН, Школа-студия МХАТ, Москва
А. Е. Городецкий, ИЭ РАН, Москва

Патерналистское государство и гражданское общество

Общество состоит из множества разных групп людей, взаимодействующих между собой, — гражданским обществом и государством, патерналистская форма которого не является феноменом последних столетий. И хотя данный термин появился много позже, само же это явление возникло в ранней истории, по сути, одновременно с формированием семей с их патриархальным патернализмом. Перенос домохозяйственной формы патернализма на государство заложил фундамент будущего патерналистского государства. При этом современный государственный патернализм отличается, как правило, от патриархальной модели, во-первых, коллективным характером генерирования интересов государства — общественного выбора и, во-вторых, демократизацией самого процесса формирования этих интересов. Теоретико-исторический анализ дает основания для рассмотрения процесса эволюции патерналистского государства с присущими ему рисками искажения общественного выбора. В статье выделены шесть этапов эволюции государства и сформулированы фундаментальные причины провала общества — такого его состояния, которое допускает выбор целей патерналистским государством, не соответствующих интересам общества, и ошибочных стратегий их реализации. Выполненный анализ позволяет предположить, что, не успев создать зрелое гражданское общество, большую часть тридцати лет после социализма Россия прожила в условиях сползания к четвертой фазе эволюции патерналистского государства, — к его закату и неопределенности будущего.

Key words: государство, эволюция государства, патернализм, патерналистское государство, общество, гражданское общество, провал общества
JEL classification: B10, B11, B15, B52


 

А. А. Гусейнов, Институт философии РАН, Москва

О государстве и обществе

В основе статьи лежит выступление на круглом столе в Институте экономики РАН по докладу А. Я. Рубинштейна, Р. С. Гринберга, А. Е. Городецкого «Провалы общества в патерналистском государстве». В ней показано, что представленная в докладе точка зрения существенно отличается от традиционного и закрепившегося в общественном сознании понимания патернализма как разновидности опеки и государства как легитимной формы насилия. Авторы связывают патернализм с общественным выбором, а государство рассматривают как социально объединяющую силу. Они развивают экономическую теорию государства, ценность которой состоит в том, что она позволяет преодолеть крайности либерального и классового подходов к вопросу о роли и месте государства в историческом развитии.

Key words: государство, патернализм, общество, провал общества
JEL classification: B10, B11, B15, B52


 

Л. Д. Гудков, Левада-Центр, Москва

Инерция государственного патернализма и его последствия

Массовое стремление изменить государственно-политическую систему позднего социализма в конце 1980 — в первой половине 1990-х годов привело к появлению множества новых общественных организаций и реальной конкуренции между политическими партиями, к свободе СМИ, религиозных объединений, — всего того, что образует «общество» как систему социальных отношений, основанных на взаимных интересах и солидарности. Эти процессы породили надежды на выход страны из длительного состояния застоя и демократизацию, превращение ее в «нормальную страну», — такую же, как и другие развитые страны Запада. Но негативные последствия затянутых и половинчатых институциональных реформ обернулись к концу 1990-х годов массовым разочарованием в идеологии реформ, недоверием к демократическим партиям, потребностью в стабильности, тягой к консерватизму и упованиями на сильного лидера, который мог бы вернуть людям «порядок», чувство безопасности, предсказуемость повседневного существования, гарантированный достаток и уверенность в завтрашнем дне. Иллюзии транзита сменились консервативными взглядами и восстановлением государственного патернализма как идеологических остатков брежневского социализма. Надежды на заботу государства о простых людях, как показывают данные социологических исследований, сегодня сочетаются с выраженным недоверием к социальным институтам государства, политической пассивностью и отказом от участия в общественной деятельности. Доверие ограничено сферой частного существования. В этом плане об «обществе» в социологическом смысле можно говорить лишь с большой долей условности.

Key words:  государственный патернализм, общество, идеология социализма, массовые социальные установки, институциональное и межличностное доверие, ответственность, стратегия понижающей адаптации
JEL classification: Z1, Z10, Z13, Z18


 

А. П. Заостровцев, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Санкт-Петербург

Провалы общества: как их понимать?

В статье рассматривается концепция провалов общества. В первую очередь обращается внимание на ценностный характер этого понятия. То, что, с точки зрения внешнего наблюдателя, может трактоваться как провал, для инсайдера будет нормальным состоянием. Более того, последний, возможно, и не захочет обменять жизнь в привычной ему традиционной среде, составляющей его социальную идентичность, на что-то иное, представляющееся внешнему наблюдателю само собой предпочтительным. Провалы общества описываются как далекие от реальности лексикографические предпочтения. Наиболее характерным примером является религиозный фундаментализм. При его доминировании провалы общества неизбежны. Однако и получившие распространение современные общественные догматы, оказывающие сильное влияние на Западе в рамках так называемой новой этики, вполне могут трактоваться как провалы общества. В итоге мир потерял ориентир, а авторитарные (неототалитарные) практики не испытывают сильного противодействия. Оценивая глобальные процессы, вполне можно констатировать провал земной цивилизации в целом в силу утраты идеального образа будущего. Конструктивистские решения не в состоянии исправить положение дел. Мир либо вылечит себя сам в силу спонтанно-институциональных изменений, либо продлит состояние упадка.

Key words:  провал общества, лексикографические предпочтения, ценности, религия, хрупкие государства, упадок демократии
JEL classification: P00, P40, P47





Вернуться
© НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ (New Economic Association)
При любом использовании материалов ссылка на сайт обязательна.
Последнее обновление cайта - 26.02.2024

Контакты