Ассоциация

О науке: клятва имени Сократа


А.В.Савватеев

 

1. Введение: нынешнее положение дел. Нынешнее состояние в науке невольно навевает воспоминания о диалоге Ивана Бездомного с Мастером в клинике:

- Очень прошу Вас, не пишите больше!

- Обещаю и клянусь!

Клятву скрепили рукопожатием...

Научное сообщество разрослось до неимоверных размеров. За один год пишутся многие тысячи (или миллионы?) статей, большая часть которых никогда никем не читается. Вклад львиной доли учёных в общемировую сокровищницу знаний ничтожен, работы их "ни о чём", рассматриваемые ими вопросы никому не интересны, методы достижения результата - банальны, рутинны и скучны. Авторитет учёных в обществе также падает - как в России, так и за рубежом. Примечание: "ни о чём" означает очень второстепенный вопрос, касающийся сугубо технических деталей и подробностей, ответ на который никак не приближает научное сообщество к лучшему пониманию мироустройства.

Неадекватность самовосприятия научных работников ставит их как бы вне остального общества. Учёный простодушно полагает, что принадлежит к некоей "касте избранных", остальная же часть общества вежливо при этом молчит. Общение с простым работягой, будь то слесарь, железнодорожник, водила или дворник, оставляет ощущение значительно более глубокой мудрости, душевной теплоты и просто здравого смысла, нежели общение с типичным учёным.

В то же время функционеры от науки часто обладают железной хваткой дельца, навыками борьбы за денежные потоки в форме всевозможных грантов, и, что самое печальное, общей нацеленностью не на научное любопытство и стремление понять, как устроен мир, а на жизненный успех, достаток, карьеру и престиж. По сути дела, наука как вид деятельности постепенно превращается в распил денежных средств.

 

2. Почему это произошло? Каково возможное объяснение вожникшего феномена? Ключ к разгадке, на мой взгляд, дают две книги: "Социальный кластеризм: Российский вызов" академика В.Л.Макарова и "Мысли перед рассветом" учёного и философа В.Н.Тростникова.

Сначала скажем о второй из них. Автор, в прошлом математик и физик, ныне религиозный философ, полагает, что приговор самой себе наука подписала уже 300 лет назад, когда после революционных открытий Ньютона многие учёные стали говорить, что Бог не обязателен для объяснения сути происходящих в мире вещей и устройства Вселенной в целом - "всё можно объяснить без Бога". Триумфом был тотальный детерминизм Лапласа, провозгласившего, что всё будущее и всё прошлое в самых мелких деталях может быть теоретически восстановлено по "начальным данным" сегодняшнего дня.

В дальнейшем открылось множество фактов, плохо объяснимых в рамках этого "замкнутого лабиринта", особенно что касается молекулярной биологии и квантовой физики. Но наука по инерции двигалась и развивалась только внутри узких рамок навязанной ей 300 лет назад идеологии, и постепенно себя исчерпывала, превращаясь в изворотливость в глобальных вопросах бытия и в очень специальную инженерию в деталях.

В.Л.Макаров же объясняет механизмы, ответственные за дальнейшее моральное разложение. За оскудением смысла и истинностного наполнения научных исследований на смену желанию понять суть дела приходит желание "быть успешным в миру". Сословие учёных саморазрушается, впадая маленьким ручейком в бурную реку современных хватких дельцов и воротил большого бизнеса. Автор "Социального кластеризма" видит выход в восстановлении благородной касты учёных; ниже я намечаю конкретные пути и опорные точки процесса выздоровления.

 

3. Выход из кризиса. Чтобы повернуть эту реку вспять, надо в первую очередь повернуть вспять те негативные тенденции, которые описаны выше и которые касаются целеполагания работника научной сферы и его моральных и материальных установок. В самом деле, перспективы развития научного сообщества в первую очередь зависят от того, какая именно молодёжь придёт нам на смену, что за жизненные ценности она будет в себе нести. Иными словами, что и как заманит молодых в науку?

В России в 90-е годы в науку молодых было просто не затащить (примечание: за очень редким исключением, вроде Вашего покорного слуги). Зарплаты решительно не хватало для создания семьи, аргументы же идеалистического толка типа "наука - это круто" тогда приводились редко и как-то неуверенно: у немногих оставшихся в России честных учёных не было веры в то, что это действительно круто.

Сейчас ситуация меняется, но в лучшую ли сторону? Молодёжь идёт в науку, деньги кое-где появились, работа тоже. Только давайте-ка пристально разглядим, что это за работа. Боюсь, что мы будем слегка разочарованы: молодые ребята и девчонки зубрят в ВУЗах стандартные курсы, качество которых к тому же упало со времён СССР, иногда сдают зачёты и экзамены путём подкупа преподавателя. Затем усваивают пару-тройку приёмов, позволяющих получать чрезвычайно частные либо вовсе болтологические результаты в узко специальном направлении, в котором извечно копал, словно крот, их научный руководитель. Такое, увы, не редкость.

Деньги же они получают в обмен на отчётность о проведённом исследовании в рамках такого-то гранта, полученного научным руководителем непонятно на что, по инерции. Всё это не всегда и не везде, однако часто и удручающе. Понятно, что яркие ребята и девушки в ТАКУЮ науку просто не пойдут.

Что делать?

Показать совсем иной пример!

Это НАША вина, если нам на смену придёт поколение серое, а не такое, "какими были мы"! Учёный должен быть "не от мира сего", открытый сердцем, умом и всей душой окружающему миру тайн и загадок - на хваткого дельца, как пишет В.Н.Тростников, откровение не сойдёт никогда.

Увлекайте студентов яркими лекциями, вынуждайте их задумываться самостоятельно, поддерживайте атмосферу, в которую хочется влиться - и тогда наука возродится сама собой, ибо ей просто некуда будет деться!

Ниже предлагается что-то вроде кодекса научно-педагогического сословия, на который следует ориентироваться в жизни и в работе.

 

4. Клятва имени Сократа. Начнем по порядку.

I. Каждый честный научный работник должен задать себе два вопроса:

1. Обладают ли предмет его научного интереса, а также все его разработки, самостоятельной эстетической ценностью (которая, как правило, выражается в математическом изяществе и красоте доказательств и построений) либо неожиданностью, свежестью и оригинальностью поставленного научного вопроса?

2. Если нет, то имеет ли его деятельность прямое (или хотя бы косвенное, но несомненное) практическое приложение?

В случае отрицательного ответа на оба вопроса, научный работник должен принять важное решение. Либо он временно отказывается от ведения научной деятельности, и начинает просто изучать чужие труды (история науки оставила нам массу шедевров, и всей жизни не хватит на ознакомление даже с самыми выдающимися из них), либо встаёт на позиции "на хрена мне вся эта философия, платят бабки - делаю, что говорит руководитель". В последнем случае он выбывает из круга "рыцарей научного ордена", и более нас не интересует - пусть строит свою судьбу, как сам того желает.

В первом случае он встаёт на трудный, зато честный путь, становится одним из "научных миссионеров", собственным примером показывающий, какие именно ценности должны руководить поступками и жизненными решениями учёного. Со временем, без сомнения, такой молодой исследователь найдёт интересную для себя и других научную или практическую проблематику, и ответ на один из поставленных выше вопросов для него станет утвердительным.

II. Каждый научный сотрудник со стажем должен задать себе три дополнительных вопроса:

3. Не случалось ли ему подписывать "рыбу" готового отзыва на автореферат диссертации сомнительного либо неизвестного качества? Или, будучи официальным оппонентом диссертации, не читать её добросовестным образом? (можно было бы ужесточить этот вопрос до требования безусловного написания отзыва самостоятельно, но это уже перебор; видимо, это пока недосягаемая для России планка).

4. Не случалось ли ставить свою фамилию, особенно впереди иных фамилий, в список авторов статьи, в работе над которой он никак не участвовал или участвовал лишь маргинально?

5. Не случалось ли писать недобросовестные отзывы на присланные работы, оправдываясь нехваткой времени на отзыв по существу?

Тот, кто поступал таким образом, должен перестать так поступать или хотя бы стремиться к тому, чтобы перестать.

III. Каждый руководитель научного подразделения (лаборатории, отдела, диссертационного совета, института), помимо перечисленных выше пяти вопросов, должен задать себе ещё и следующие три:

6. Не случалось ли ему препятствовать, пользуясь служебным положением, законному продвижению работ молодых научных сотрудников по надуманным причинам, не имеющим отношения собственно к научному содержанию работы?

7. Не случалось ли, пользуясь властными полномочиями, нечестным образом распределять денежные потоки, например, в свою пользу?

8. Не случалось ли, опасаясь за "свой хлеб", мешать заведомо добросовестным и ярким исследователям заниматься своей научной деятельностью и преподавать курсы у студентов?

Наличие утвердительного ответа хотя бы на один из этих вопросов - безусловный позор для руководителя. Ещё больший позор - о нём я и вовсе не пишу - состоит в прямом нарушении академической этики, присваивании чужих результатов и т.п.

Если же кто-либо из функционеров настолько неадекватен, что уже не может честно оценить ситуацию, то следует его более трезвым коллегам оценить ситуацию "за него" и решить, какие возможны выходы из сложившейся ситуации (вплоть до смещения с должности). Однако я призываю не злоупотреблять этим, и прежде убедиться в том, что ответы на первые пять вопросов в Вашем личном случае, безусловно, отрицательные. Помните, как было сказано: "Прежде вынь бревно из глаза своего, и тогда ты увидишь, КАК вынуть сучок из глаза брата твоего".

 

5. Наше будущее: многодисциплинарность и цельность. Будущее российской науки видится мне следующим образом (это в самом лучшем на сегодня раскладе).

После распространения данного призвания то сообщество научных миссионеров, которое пока лишь абстрактно объявлено в головной записи моего ЖЖ, постепенно трансформируется в отдельный социальный кластер со своими ценностями, резко контрастирующими с ценностями, навязываемыми сегодня цивилизацией воинствующей бездуховности. Я не говорю о том, что все учёные должны стать верующими людьми, но выработанные веками традиционные моральные установки не будут для них пустым звуком; этот социальный кластер должен стать ближе к народу, чем описанный мною выше полумаразматический "обобщённый научный типаж", а также чем ряд нынешних очень богатых и успешных функционеров от науки, копирующих жизненные установки с образа преуспевающего дельца.

Что же касается содержания науки, то здесь пока много тумана.

В идеале, в каждой научной ветви должен найтись безусловно уважаемый всеми мудрец, мыслитель, который сможет наметить наиболее красивые и наиболее перспективные направления в своей области; не исключено, что в некоторых научных ветвях подобным условным планированием будет заниматься несколько человек, если одного безусловного лидера не найдётся.

Лично мне кажется, что вдохнуть новую жизнь в науку способна установка на междисциплинарность, то есть на повышение научной культуры "не вглубь, а вширь", при этом не оставаясь на уровне любителя, а серьёзно проникая в суть каждой предметной области. Человек, знакомый с целым рядом научных направлений и теорий, ощущает значительные сходства в откровениях, дающихся в каждой из них; постижение их всех не препятствует, а помогает цельности видения, становлению картины мира в голове учёного.

Путь этот долгий, трудный, но, я убеждён, наиболее перспективный.

 

6. Сообщество научных миссионеров. Наше сообщество должно стать общественно активным: писать докладные записки, влиять на реформирование системы образования (по мере возможности, конечно). Общая идея такова: те, кто пилят деньги, не должны оказывать влияние на принимаемые решения. Отнять у них их "игрушку", всю эту халявную нефть и тому подобное, и непросто, и эмоционально затратно. Что же поделать, если они в детстве не наигрались в монополию, и всё бредят денежными потоками? Мы же с вами не врачи-психологи, чтобы их лечить.

Некоторые люди в научной сфере будут вести "двойную жизнь": с одной стороны, играть по общим правилам с рецензентами-рейтингами-грантами-щёконадувательством, а с другой, тяготеть к нам, интересоваться нашими мероприятиями и посещать их. Мы не будем возражать: грань добра и зла проходит через сердце каждого отдельного человека.

Сообщество же научных миссионеров будет устраивать круглые столы, конференции, летние и зимние школы, составлять программы новых курсов для студентов, пытаться внедрять эти программы и т.д. В далёкой и прекрасной перспективе мы откроем свой университет и будем учить студентов в нём тому, во что сами свято верим!

И, безусловно, нам надо самообразовываться - читать, читать и читать. Учёный - это тот, кто должен учиться всю свою жизнь!

P.S. Кто-то спросит, где наше сообщество возьмёт деньги для воплощения всей этой программы? Я отвечу словами Спасителя: не заботьтесь о дне завтрашнем, ибо он сам позаботится о себе. Если наша деятельность будет угодна Богу, возможности для её реализации появятся.



Комментарии

Чтобы добавить своё мнение, войдите или зарегистрируйтесь.




Евгений Жирнель
12.12.2010 10:08
Очень актуально.



Ирина Шакер
16.01.2011 13:12
Подпишусь под каждым словом, в нашем университете мы много думаем об этом. На эту тему проводили международную конференцию совместно с АРБ, в апреле в Финансовом университете пройдет еще одна конференция на тему финансово-банковского образования, приглашаем всех желающих. Точная информация на сайте университета. Мы собираемся стать исследовательским вузом, как разделить деньги и науку? И.Е.



Ольга Буторина
16.01.2011 21:23
Есть еще один вопрос: "Вставлял ли я когда-либо в свои работы текст, созданный не мной, без указания на источник?"



Ирина Румянцева
17.01.2011 18:32
В целом, я безусловно согласна. Однако практически, чтобы влиять на принятие решений в обществе, надо обладать весом в этом обществе. Чтобы обладать весом в обществе, которое является социально-экономической системой, надо иметь качества, которые дают такую возможность, а конкретно - определенную власть. Эта власть может быть и чисто экспертной, что характерно как раз для описываемого идеального образа ученого. Но чтобы дойти до какого-то уровня в современной науке, идеальному ученому потребуется пожалуй, существенноо больше времени и сил, чем неидеальному, обычному, который, скорее всего, является приспособленцем в большей или меньшей степени. Так что не так легко, и эйфорический тон призыва, хотя и понятен, но недостаточен, по-моему, для мотивации молодого человека. Может быть, хорошо было бы добавить какой-нибудь рассказ о конкретном деятеле современной науки, который хотя-бы частично может служить реальным примером? Сами-то Вы как, можете из своей жизни ситуацию какую-нибудь рассказать, как стояли перед выбором, почему сделали этот конкретный выбор?



Людмила Маликина
23.01.2011 08:57
Принципы, на которых выстроены наши наука и образование, не являются частными. К сожалению, это базовые принципы организации всего нашего общества.И наука просто встроена в более общую систему, лишенную нравственного начала.Призывы автора к нравственному очищению очень красивы, но выглядят не более, чем утопия.Существующая система очень удобна для бездарностей, а поскольку таковых там большинство - никто не будет ее разрушать себе в ущерб.А вот выхода - не знаю...



Екатерина Любимова
21.11.2012 08:39
Очень правильно, актуально, но, к сожалению, утопия. Потому что вышеизложенное - пожелания, неисполнение которых обществом не карается, а исполнение которых несет многочисленные выгоды их нарушевшему. Поведение, от которого автор просит отказаться, могло устояться за долгий период перестройки и стать нормой в научном сообществе. Тот же, кто норм не придерживается, выглядит в глазах окружающих по меньшей мере странно. Если кто его и поддерживает, то молча, на кухне, иначе получается, что ты вступаешь в оппозицию к начальнику (или сослуживцу), что, как правило, себе дороже. Кроме того, нарушения вышеописанного кодекса в основном недоказуемы. Как можно доказать, например, что отзывы на работу аспиранта начальника продиктованы желанием не попасть под сокращение, быть включенным в список участников гранта или правилами круговой поруки? Конечно, нужно предпринимать шаги, чтобы положения этого кодекса были явью. Но для начала неплохо бы сдернуть со всех розовые очки и внедрить механизмы, работающие на выполнение положений кодекса.



Павел Минакир
16.12.2012 22:37
Благородное желание улучшить мир заслуживает всяческого поощрения и поддержки. Иное дело, что предложенный манифест, сильно напоминающий по духу призывы народников в 19-м веке, благородно наивен и исполнен верой, не основанной на истинных мотивах живых людей и реальных механизмах быстрой деградации нашего сообщества. Конечно, речь идет не о всем научном сообществе, а только о той его части, которая профессионально обозрима - о сообществе ученых-экономистов. Надеяться на самоочищение и прозрение слепых можно, но осуществиться этому не суждено без конкретной работы, работы тяжелой и весьма неприятной. Всегда неприятно развенчивать заблуждения, особенно если это - заблуждения глубоко уверовавших в свою кастовую принадлежность людей. Уверование в это питается вещами действительно материальными. В этом сложность. Общественный статус выражается в доходах, доходы становятся стимулом для погони за этим статусом. В идеале - обладание статусом должно быть равнозначно высокому авторитету в научных же кругах в деле добывания истины, нового знания, генерирования оригинальных идей, гипотез. Тогда все сойдется. Но зададим себе вопрос - возможно ли в реальной жизни гарантировать, что этот самый статус не будет "подарен" или "продан"? Не обязательно банальным образом - за мзду или награду, есть ведь еще и "добрые отношения", "хорошие люди", "рейтинговые показатели" и много чего еще. Искушений много. Но даже если предположить, что возможно мгновенное перерождение грешников в святых, отказ от искушений, то что делать с теми, кто уже получил искомый статус без видимой связи с приростом истины и знания? Они ведь уверовали в этот свой статус. Но и это - половина беды. Ежесекундно число уверовавших умножается самими новообращенными. Точка невозврата возможно уже пройдена. Еще раз подчеркну, говорю не о науке вообще, а о науке экономической. И проблема критериев. Кто будет судьями, кто возьмет на себя смелость судить о принадлежности и непринадлежности к касте? Да и признает ли это право безусловного меньшинства постоянно пополняющееся даже не всегда злостно, а просто по внушению и в силу размытости критериев научности, море ученых по должности, а не по призванию, образу жизни и мышления? Диагноз очевиден, но лечение самовнушением - опасная иллюзия. Простые рецепты - дорога к еще более сильным потрясениям, как показывает кавалерийская лихость Минобрнауки. Конечно, ситуация настолько плоха, что отсрочки с ее разрешением не просто опасны, но, возможно, смертельны. Если и нет простых решений, то решения пусть и кажущиеся слишком сложными есть, вернее могут быть найдены. Залогом этого является неравнодушие всех согласных с основной проблемой - дом прогнил, заклинаниями и рапортами гниль и труху не выведешь. Но поиск решений - тяжелая работа и без создания единого идейно и авторитетного организационного ядра, способного не просто к генерированию идей, но к политическому и организационному компромиссу и коалиции на этой основе, эту работу выполнить не удастся.



Ибод Шарофидинов
19.12.2013 18:08
Мне бы хотелось получит ответ на несколько вопросов по данной тематике:
1.застой в Российской науке и образование в том числе и экономической, хотя давно Брежнева Л.И. нету (этот термин впервые введен мною в научный оборот) .
2.каста непререкаемых (неприкасаемых) в науке и когда его ликвидируют или оно само ликвидируется (издержки прошлого)(этот термин впервые введен мною в научный оборот) .
3.почему Китайская наука и образование оказалась готовым к инновационный путь развития чем Российская (вопрос президенту НЭА).
4.Российская АН больше вредит чем приносит пользу я полностью поддерживаю позицию МО (вопрос президенту НЭА., я с Вашими трудами ознакомился, не убедили меня (корпоративный интерес, не более того надо думать о завтрашнем дне! )).
5. Борьба за выживание, отстаивание своих интересов, не должно навредить будущему поколению и обществу.
6. Кризисы и подъемы в науке и образование в том, числе экономической теории это естественное явление, только в плановой экономике кризисов нет. (этот термин впервые введен мною в научный оборот) .
6.Почему форум "мертвый"
7. Докажите обратное




Виктор Красиков
26.02.2020 13:32
Начну с последнего: - И.Шарофидинов - Почему форум мертвый. А он так задуман, посетитель не может дать свою статью, только коммент.
По тексту. Конечно, это не системное обращение, только к совести ученого и гражданина. Другого выхода нет, ибо система научная лишь часть общественной, по факту - порочной и разлагающейся.
Конкретно: предлагаемая установка на междисциплинарность конечно верна, но недостаточна. Нужна и конкретная задача, и не мелочиться - даешь Общую теорию развития! Только с неё начнётся Наука "Обществоведение", как химия - с таблицы элементов. Но ... сегодня это мечты, что и показал "мертвый форум".




Виктор Красиков
26.02.2020 13:38
Понимаю, что этот текст - крик в пустыне. Однако... а вдруг кто то услышит?

Общая теория??
Чего и зачем? Новая наука? Мало наук?
Теория развития человечества… Мировая наука ищет её вторую сотню лет, и вот - нет даже концепции, то есть подхода к теме. Наук много, и все они разглядывают человека и человечество через своё окошко, с одной стороны. Они знают «это своё» в настоящем времени, знают немного о прошлом, но ни одна не знает будущего человечества. Причина проста – мы не знаем законов развития. Нет-нет, некоторые закономерности, тенденции прослеживаются в каждой области знания, но они не определяют общей картины. Теорий детерминизма было множество, и все давно отброшены. Уже признано: человечеством управляет единая система законов и механизмов, но пока неудачны даже попытки приблизится к ней. Все согласны при этом, что в основе системы лежат общие законы живой Природы, законы Жизни. Однако у биологов нет такой системы и нет задачи поиска. Поэтому мировая наука попыталась «скрестить» биологию с социологией. От этой крошки, социобиологии, протянули ниточку к психологии – и застряли. Концепции не получается! А причина проста: нужна именно новая наука, включающая все науки о Человеке, но не кучей, а в рамках системы, единой концепции - основы этой науки.
В мировой науке нет такой концепции и хуже того – её поиск прекращен. Ни в одном университете мира нет такого направления – Общая теория. Причины? Едва ли это только сложность темы. А вот политические причины очевидны, и корень всего – Теория Формаций. Без неё Общая теория невозможна, но ТФ в западной науке под запретом. Нельзя же говорить о конце капитализма и тем более о классовой борьбе. Но почему у нас ТФ под замком и запрещена Общая теория? Чего боится наша наука? Боится Нового в мировоззрении - на всякий случай? А если конкретно?
Принципы Общей теории просты и давно признаны. Известны общие биологические законы, законы Природы, которые конкретизируются для каждого вида в свою систему воспроизводства. Чем выше уровень вида, тем больше в системе социальная составляющая и уровень разума. Высший уровень разума человека отличается наличием Сознания, что создает возможность развития путем накопления общего разума вида и далее - изменчивости всей системы воспроизводства вида. Это развитие идет также по своим специфическим законам, совмещающим законы Природы живой и Материи «мертвой». Классовая эпоха и её структура – спираль формаций – лишь один из этапов этого долгого, по сути бесконечного развития. ТФ в новой разработке говорит вовсе не о «классовой борьбе», но прежде всего о законах образования спирали, устройстве и развитии формаций. По достижении цели спираль отмирает эволюционно и заменяется новой спиралью для решения новой цели и задач человечества.
Самый важный и сложный элемент теории – система специфических законов развития человечества, из чего вытекает и новая разработка ТФ, по сути заново. Надо признать - здесь нет идеологии, но может, Истина, Знание всё-таки важнее и нужнее? Если нужна Наука.
Понятен страх политиков и ученых перед ФСБ-КГБ, он и сегодня не меньше сталинских времен. Но почему власть боится абстрактной теории, не понимая её? Да, выводы из неё неприятны для власти, но они и без теории достаточно понятны. При желании академики могли бы убедить власть в безвредности фундаментальных разработок, но такого желания нет и у науки. Тому есть объективная причина – уже сложившаяся глубокая специализация ученых, где нет ничего похожего на Общую теорию. Необходимо создавать новое направление и даже новую науку. Однако РАН и не ставит такого вопроса перед властью.
Но остается возможность работы на энтузиазме, на личном интересе ученого, особенно молодого, ведь это прорыв на передний край мировой науки. Для начала следует освоить готовое, предлагаемый критерий, пусть и в дилетантском изложении. Берите даром! Излагайте академически, критикуйте-дополняйте, создавайте основу, фундамент новой науки. А там глядишь пойдет и финансирование…
https://sites.google.com/site/vikkraseco/
https://sites.google.com/view/general-teori/spisok-statej







Вернуться
© НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ (New Economic Association)
При любом использовании материалов ссылка на сайт обязательна.
Последнее обновление cайта - 09.04.2024

Контакты